Волхонка улица - Москва Великая
 
Система Orphus
Москва Великая   Москва   Волхонка улица

Волхонка улица

    ст.м. «Кропоткинская»

    Тихая и небольшая улочка ведет нас от Моховой к площади Пречистенских ворот. Своим теплым старомосковским названием она обязана, как ни странно, кабаку, располагавшемуся в XVIII веке в подвале дома князя Волконского (дом № 8). Эпоха повальных переименований московских улиц пощадила Волхонку, также, впрочем, как и сталинская реконструкция города. Хотя участи быть уничтоженной улица избежала чудом: лежавшая на пути из Кремля к будущему Дворцу Советов Волхонка должна была стать частью огромной площади.

    В самом начале улицы стоят два дома (№ 8 и 10), до революции принадлежавшие крупным московским банкирам Волковым. Их предок крестьянин-книгоноша Гаврила Волков пришел в Москву пешком и, устав с дороги, присел отдохнуть на крыльце дома на Волхонке. Разбогатев, он купил этот дом в память о своем первом московском отдыхе и открыл в нем антикварный магазин.

    Волхонку по праву можно назвать московской улицей искусства, и в первую очередь потому, что здесь находится Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина (ГМИИ).

    В XVII-XVIII веках на месте величественного здания музея находился Колымажный двор, на котором стояли царские экипажи. Потом здесь размещалась пересыльная тюрьма. В ней ждал отправки в Сибирь польский революционер Ян Домбровский, будущий герой Парижской Коммуны, которому московские народники организовали побег.

    В начале XX века площадь бывшего Колымажного двора была отдана Московскому университету под постройку Музея изящных искусств. 31 мая 1912 года состоялось торжественное открытие музея, приуроченное к столетней годовщине Отечественной войны 1812 года. Сам император Николай II почтил торжество своим присутствием. На площади перед зданием пестрели мундиры важных сановников и изысканные туалеты светских дам. Смущенный столь пристальным вниманием высшего света, на ступенях скромно стоял основатель и директор музея — Иван Владимирович Цветаев.

    А ведь именно ему, профессору Московского университета, отцу знаменитой русской поэтессы, музей был обязан своим рождением. Он самоотверженно работал над его созданием, и даже дочери Цветаева — Марина и Анастасия воспринимали музей «как родного младшего брата».

    Первоначально он создавался по образцу музеев гипсовых слепков при европейских университетах. Замысел Цветаева состоял в том, чтобы студенты Московского университета, не имевшие средств для поездки за границу, могли бы изучать античное и европейское искусство в московском музее. Вскоре стало очевидным, что ему суждено сыграть исключительную роль в русской культуре.

    С конца 1890-х годов Цветаев часто ездил в Европу, Грецию и Египет делать точные слепки со статуй римских правителей, фрагментов греческих храмов, порталов романских и готических соборов.

    Цветаеву постоянно приходилось сталкиваться с финансовыми трудностями. Все свои скромные средства он вкладывал в дело своей жизни, но они были каплей в море. Очень тяжело было добиться государственных субсидий «Народу нужны хлеб и лапти, а не ваши музеи», — заявил Цветаеву министр финансов, затем, правда, выделив достаточно крупную сумму. Жертвовали на музей московские и петербургские благотворители, однако его существование стало возможным лишь благодаря огромной финансовой поддержке известного мецената, владельца стекольных заводов в городе Гусь-Хрустальный Ю.С. Нечаева-Мальцева. Он сочувствовал начинанию Цветаева и даже возглавил геологическую экспедицию на Урал за мрамором для отделки музейного здания.

    Со всей душой к музею отнесся и архитектор Р. И. Клейн, победивший на конкурсе на лучший проект здания. Годами он не получал жалованья и всем, чем мог, помогал Цветаеву. А здание строилось великолепное. Фасад украсили античные ионические колонны, точно повторяющие колоннаду древнего Эрехтейона. Для этого Клейн специально ездил в Грецию. Объездил он и всю Европу — ведь каждый зал музея оформлялся в определенном историческом стиле.

    Начинание Цветаева поддержал духовный цвет русского общества. Архитектор Ф. О. Шехтель передал в дар музею слепки с Пергамского алтаря II века, сделанные по его заказу в Берлине. Дипломат и коллекционер М.С. Щекин подарил музею произведения старых итальянских мастеров XIV—XVI веков. В 1909 году музей пополнился знаменитой древнеегипетской коллекцией, собранной египтологом В.С. Голенищевым. Благодаря редким подлинникам музей вышел на мировой уровень.

    После революции в его фонды были переданы произведения европейских мастеров из коллекций Румянцевского музея, Третьяковской галереи, национализированных частных коллекций и частично из Эрмитажа. В 1932 году он стал называться Государственным музеем изобразительных искусств, а в 1937 году, в столетнюю годовщину гибели Пушкина, ему было присвоено имя поэта.

    Коллекция музея постоянно пополняется новыми экспонатами. В 1985 году здесь был создан отдел личных коллекций, на базе которого в 1995 году в специально построенном здании открылся Музей частных коллекций.

    В глубине улицы рядом с ГМИИ стоит дом № 14, бывшая усадьба князей Голицыных. Она построена в середине XVIII по проекту архитектора С.И. Чевакинского, а два верхних этажа надстроены в 1928 году.

    Стены скромной усадьбы помнят блестящую свиту Екатерины Великой, которая останавливалась здесь в 1775 году в свой приезд в Москву по случаю празднования победы в турецкой войне. Хозяева готовились к знаменательному событию, и специально для государыни усадьбу перестраивал М. Ф. Казаков. Однако Екатерина все равно осталась недовольна жильем, которое показалось ей тесным, холодным и неудобным. Она назвала этот дом «торжеством путаницы».

    В середине XIX века здесь жил князь С. М. Голицын, владелец картинной галереи, которую называли «московским Эрмитажем». По желанию хозяина, полюбоваться ею могли лишь те, кто приходил на воскресную службу в его Домовую церковь. По преданию, в этой церкви хранились две иконы, поставленные Екатериной II в память о ее браке с князем Потемкиным. Здесь же в свое время Пушкин собирался венчаться с Натальей Гончаровой, но по настоянию митрополита Филарета венчание прошло в храме Большое Вознесение, приходской церкви невесты.

    На первом этаже своего особняка в 1865 году Голицын открыл музей, где были такие редкости, как вазы из слоновой кости, принадлежавшие Марии Антуанетте, книги из библиотеки маркизы Помпадур, картины Рафаэля и Рубенса, мраморные канделябры из Помпеи. Через год он продал свою коллекцию Эрмитажу, а музейные залы перестроил под меблированные комнаты для сдачи в наем.

    В октябре 1877 года в доме поселился А.Н. Островский, который провел здесь последние годы своей жизни. Когда писатель оформлял договор о найме, смотритель дома стал объяснять его жене, что перед тем, как сдать квартиру, он всегда собирает справки о нравственных качествах будущего квартиранта. Островский в шутку решил сообщить ему «некоторые из своих достоинств — что я не пьяница, не буян, не заведу в квартире азартной игры или танцкласса».

    В этом доме из под пера Островского вышли «Бесприданница», «Таланты и поклонники», «Сердце не камень». В гости к нему часто приходили друзья — И.С. Тургенев, Д.В. Григорович, П.И. Чайковский. В мае 1886 года писатель переехал отсюда в гостиницу «Дрезден» на Тверской, где скончался через несколько дней.

    В советское время усадьбу Голицыных заняла Коммунистическая академия под руководством историка М. Н. Покровского. В настоящее время здесь находится научное учреждение.

    За музеем Изобразительных искусств протянулся Антипьевский переулок, названный так по церкви св. Антипы, что на Колымажном дворе (раньше переулок назывался Колымажным). По нему можно пройти в Большой Знаменский переулок и увидеть бывший дворец князя Николая Трубецкого (дом № 8).

    У этого дома очень интересная биография, которая восходит ко второй половине XVIII века. Тогда он принадлежал страстному театралу, помещику А.Е. Столыпину. В доме у него был свой театр, где «комедь ломали превосходно». Публика особенно восторгалась пьесой «Нина, или Сумасшествие от любви», где героиня была ростом «немного поменьше гвардейского гренадера» и умела вскрикивать так, что зрительниц охватывала нервная дрожь от испуга...

    Следующим владельцем дома стал князь Хованский. Однажды у него умер сосед, а приехавший для отпевания архиерей перепутал адреса и по ошибке зашел в дом Хованского. Увидев живого и здорового хозяина, священник удивился и произнес: «Как я рад, князь, что вижу вас, а я уж думал, что приглашен к вам для совершения печального обряда». Суеверный Хованский воспринял этот неожиданный визит как предвестие своей скорой кончины, и насмерть перепуганный, немедленно продал дом князю Трубецкому.

    В 1882 году дворец приобрел Сергей Иванович Щукин, представитель одной из крупнейших купеческих фамилий в России и знаменитый коллекционер западной живописи. Он открыл России французских импрессионистов. В то время это был очень смелый шаг, ведь импрессионистов не понимали и не принимали тогда в России. В 1891 году в павильоне на Ходынском поле с треском провалилась выставка их картин: ее встретили с негодованием не оценив новую манеру живописи.

    Щукин первым из русских коллекционеров по достоинству оценил творчество художников-новаторов. Когда он выбирал картины, то руководствовался принципом: «Если, увидев картину, ты испытываешь психологический шок, — покупай ее».

    Первой покупкой Щукина у французских живописцев стали «Цветы в вазе» Поля Сезанна. Затем в его собрании появилась «Сирень» Клода Моне — первое произведение главы французских импрессионистов в России. Коллекция Щукина насчитывала 13 полотен Моне, в том числе «Стога», «Вечер», знаменитый «Завтрак на траве». Вскоре она пополнилась картинами Дега, Писарро, Ренуара. Покупал коллекционер и картины Поля Гогена еще в то время, когда слава художника, умершего в нищете на далеких тихоокеанских островах, еще только начиналась.

    Привязанностью Щукина был Анри Матисс, и в 1909 году художник получил заказ на декоративное оформление лестницы московского особняка. Два громадных полотна Матисса «Танец» и «Музыка», украсившие парадную лестницу, стали символом щукинской коллекции.

    Последним увлечением коллекционера стал Пабло Пикассо, и одно время он был одним из немногих покупателей картин художника. Щукинский особняк в Москве стали называть «маленьким музеем Матисса и Пикассо».

    В январе 1907 года в память своей жены Сергей Иванович Щукин принял решение подарить коллекцию Москве и составил завещание, в котором было одно условие: коллекция должна была экспонироваться целиком, а не разрозненно.

    А с 1909 года Щукин открыл двери своего особняка для всех желающих познакомиться с его собранием. Каждое воскресенье он встречал посетителей в вестибюле и проводил экскурсии по всему дому.

    В 1918 году дом национализировали и превратили в Музей современного западного искусства, а Щукину предложили место хранителя музея и экскурсовода. Ему было разрешено поселиться вместе с членами семьи в домике привратника. В том же году Сергей Иванович покинул страну и умер во Франции почти через двадцать лет. Ему предлагали вытребовать коллекцию из Советского Союза, но он так и не пошел на это, считая, что она должна навсегда остаться в России.

     

    Карта-схема, созданная Общественным движением Архнадзор и проектом «Москва, которой нет», на которой отображены Здания Волхонки и прилегающих переулков - Колымажного и Малого Знаменского (www.archnadzor.livejournal.com/146727.html). Волхонка - улица музеев, заповедный район старой Москвы, открытием Музея изящных искусств им. Александра III в которую началось ее превращение сто лет назад, все еще сохраняет свой исторический облик.


Будем очень признательны, если Вы поделитесь этой страницей с другими.


Facebook
Описание: Волхонка улица
Теги: Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, ГМИИ, Музей частных коллекций, Антипьевский переулок, церкви св. Антипы, что на Колымажном дворе, Музей современного западного искусства, музей, искусств, коллекций, России, Цветаева, Щукин, коллекцию, музеем, Цветаеву, Щукина, Матисса, Моне, Москве, живописи, Голицын
Сегодня: 19.09.2018; Ваш IP-адрес: 54.198.23.251

 

 
 
 

Интересное о Москве

Царь Алексей Михайлович запретил курение под страхом смертной казни. Правда, не из-за вреда для здоровья, а из-за пожароопасности (считали, что именно курение вызвало московский пожар 1634 года).